О творчестве и вообще

Я эту мысль лет с 14 пытаюсь оформить в текст. Всё как-то не хватало уверенности в своей правоте. Как знаете, когда смотришь, какие-то свои старые-старые записи, думаешь, как же глупо тогда считал. Но это не тот случай, по крайней мере, на ближайший год-два =)

Мы, в России, другие люди. Мы сколько угодно можем смотреть на иностранный креатив, восхищаться их талантами и причитать, что же это у нас так никто не умеет — мы другие люди, и никуда нам от этого не деться. Любое начинание здесь должно пробраться через огромный барьер. «Что, самый умный?». «Лучше бы не начинал». «Заводы стоят!». «Тебе делать нечего?». «Нашёл бы работу». «Займись уже чем-нибудь серьёзным». Из этого всего состоит этот барьер. Это чисто наша вещь: любой пуп земли должен быть выровнен, выделился — возвращайся в строй.

Ошибка полагать, что зарубежом растут сплошь таланты, а у нас всё какие-то бездари. У нас человек просто не может позволить себе быть талантливым. Это воспринимается, как аномалия. Это не поднимает надой коров. Это не усиливает армию. Это не приносит очевидный сразу доход. Это не поднимает по карьерной лестнице. Это не делает тебя весомым, в глазах бюрошной тётки, которая решает, поставить тебе штамп в бумажке или послать за документами по второму кругу. Раз привычной, бытовой пользы нет — чего удумал-то, тратишь время на рисование? На музыку? На то, что тебе интересно? Хватит заниматься ерундой, повзрослей, с этого нет толку.

Творческие люди, увлечённые люди, фанаты своего дела считают себя неправильными. На вопрос «чем занимаешься по жизни?» художник стыдливо отвечает: «Да так, рисую иногда». Без гордости. Без уверенности, что это ему нужно. Ведь откуда взяться уверенности, когда тебе нужно выживать здесь. Отгораживать свой маленький мирок от враждебной среды, где любой гопник плюнет тебе в колодец, если он выделяется из других.

Однажды отец давал интервью порталу «В Томске», он сказал там: «Вы обращали внимание, как держатся на сцене молодые артисты? Они выходят и… хихикают. Типа, мы тут вышли постоять, пошуметь — ну, так, для себя. На самом деле, для них это все очень важно. Но, выходя на сцену, они боятся признаться себе в этом. И не могут убедить зрителя».

Творцы не уверены в том, что то, что они делают — нужно. Вокалисты поют неуверенно. Художники рисуют вяло. Писатели пишут обтекаемо. Гик не отдаётся своему увлечению целиком — засмеют, обкритикуют. Нету гордости. Нету дерзости. Нету «Да пошло все к чёрту, я знаю, как нужно делать!». Нету молодости и нету жизни.

Мы смотрим на примеры «оттуда», восхищаемся ими и критикуем своих. Где эти кумиры были бы, если бы не отдавались своему делу целиком? Где был твой любимый гитарист, если бы не мучал пальцы по 4 часа на дню? Где был этот офигенный художник с девианарта, если бы не сидел на заднице пол дня, вырисовывая задник? Они могут отдаваться ремеслу. Они могут поставить свой талант выше всего остального. Выше ежедневной работы. Выше лени. Выше мнения остальных.

Ну не может наш человек делать так же. Не умеет. Боится. Бросает на пол пути, где же тут достичь той высоты, подсмотренной у кумиров. Не может он погрузиться в своё дело — нужно 3/4 дня работать, нужно решать проблемы, нужно отбиваться от нападок и защищать своё мнение — вокруг не тот мир, который ждёт твоих откровений. А надо считать, что мир ждёт именно твоих откровений. Нужно иметь наглость и смелость так считать. Но мы смотрим туда, смотрим сюда, видим, что тут всё не так, разочаровываемся, начинаем думать, что на ютубе все талантливые, а мы тут — дно. Это не так.

Люди, увлеченные своим делом — выше людей, не создающих ничего. Творите, изучайте и делитесь. Вы выше толпы. Никто не имеет права вас останавливать. Никто не имеет права вас судить.

О ДТП и рекламе вообще

В стране, где от ДТП последние три года в среднем умирает 27 тысяч человек — явно проблемы с дорожной темой. В пересчёте на 1000 человек — Россия уверенно и самоотверженно лидирует в рейтинге стран по количеству летальных исходов на дороге. «Русская запись с авторегистратора» — мем на ютубе.

Короче, надо как-то доносить до людей, что мы не бессмертны, а столкнувшись с хреновиной в одну тонну на скорости 100 км/ч так и подавно. Что дико атмосферно аж до мурашек делают в Новой Зеландии.

Это очень круто. Прямо в мозг. Показал этот ролик нашей начальнице пиар-отдела (а у неё типичные советские российские рекламные методы). Согласилась, признала офигенность. Попричитала, чего ж у нас так не умеют.

А просто не надо считать своих клиентов идиотами. Не делай рекламу для даунов, не будет клиентуры из даунов. Точка.

Про зимник

В зимнике, в первую очередь, понравилась собственно зима. Жару-то в принципе не выношу, а морозец как раз самое то. Даром, что на улицу дольше собираться. Понравилось, что народу меньше: так оно сплочённее, камернее. Очень клёвая иностранка в этот раз: с Соней вот просто хотелось говорить. Очень пытаюсь вспомнить ещё какие-то плюсы, но вроде всё.

В остальном — как был совок так и остался. Не изменилось ничего, кроме собственно погоды за окном. Ну а ещё бы оно что-то поменялось. Я просто наивно поверил на летнике, что мы свалим из «Восхода». Хер мне. Угнетает меня это место. Вот физически там нехорошо. Такое здоровое. Такое древнее. Именно по-советски древнее.

А выступления детей были куда лучше, чем на летнике. То был ваще фестиваль безвкусицы, а в этот раз прям интересно. Я хоть и считаю, что это всё кузница педиков: девчачьи танцы, девчачьи песни — но в своей реальности креатив весьма на уровне. КВН был прям смешной. Внезапно.

В лагерь больше не поеду. Меня Миша Медведев под конец смены спросил:
— Матвей, вот мы-то понятно, что-то пенимся между собой, а ты-то почему сюда ездишь?

Так вот я понятия не имею почему. Сначала мне было интересно. Мне, о ужас, казалось, что я могу что-то сделать с незыблемой лагерной традицией, вытянуть всю эту махину в новое время своими навыками. Не по силам оказалось. Понимаю, что я не очень убедителен или коммуникабелен, чтобы противостоять всяким там: «мы в лагерь ездим уже тучу лет, а ты тут вообще новый и ничего не понимаешь». Чувство, что я на этом празднике жизни лишний только усилилось после последнего концерта. Определённо, в лагере не место сотруднику, который при детях показывает средний палец вожатому на сцене или кричит на руководителя смены.

Чего уж там, после смены у меня ощущение, что мне нужен ещё один отпуск: я на работе так не вкалываю, как на смене. Это я сейчас про работу грузчиком говорю. В гробу я эти колонки и усилители видал.

Рад, что смог сделать смены насыщеннее и несколько ближе к технически прошаренным детям. Я как вспомню потуги всяких там школ и ВУЗов, так понимаю, что у нас всё было весьма и весьма достойно, дети вполне могут хвастать перед сверстниками. А итоговой смене, мне кажется, стоит пройти как раз в своём привычном ключе, без всякого там меня. Мне нравится дизайн, который я делал для лагеря, но, как ни крути, он далёк от лагерной/детской темы. Старшим ещё понятно, но для семилеток как-то холодно и бездушно. Что бы я не придумывал, вот этот значок куда лучше отражает суть лагерей, чем то, что делал я.
chudo

Облачный копипаст

А я продолжаю обвинять компьютеры за то, что я ещё не стал ленивым жиртресом из «Валли». Есть у меня навязчивая идея: хочу чтобы нажал ctrl+C на одном компьютере, нажал ctrl+V на другом — и оно скопипастнулось. Где в таком случаем будет условный буфер не вопрос (любое облако), вопрос — как компьютеру понять, кто нажал на клавиши? В чей «облачный буфер» ему прямо сейчас записать копипасту?

Первое что мне пришло в голову это сканер отпечатков пальцев на клавише ctrl. Зажал контрол — сканирование началось, комп быстро понял кто жмёт и отправляет скопированную информацию в облако этого пользователя. Как прототип это ок, в реальности же штука не приживётся — если честно я понятья не имею насколько достоверно можно сканировать отпечаток, плюс на хоткеи мы жмём буквально секунду/пол — машине просто не хватит времени.

А вот вторая идея интереснее. Правда придётся мыслить в пределах: предположим у всех есть смартфон. Ну и ещё одна условность, таки сильно сокращающая универсальность: предположим, что все всегда носят смартфон с собой. С ограничениями разобрались, теперь чистое творчество: в таких условиях, каждый человек всегда имеет у себя в кармане/сумке «удостоверение» понятное компьютеру. Последнему стоит постоянно опрашивать некоторое пространство вокруг себя: нет ли поблизости вайфай /блютус, что там у вас, устройств. Если такое найдено, выяснить: можно ли идентифицировать человека по этому девайсу. Разумеется, со всей этой доморощенной системой согласия на деанонимизацию — ок, один раз можно тыкнуть «да» на вопрос «разрешить ли этому компьютеру знать кто вы?».

Помимо моего каприза про копипаст, это решает проблему надоедливой авторизации. Опять же — никаких новых материй: мы, люди, абсолютно так же узнаём друг друга по внешности, даром, что наше «лицо для компьютера» лежит у нас, гм, в кармане.

Технологических проблем тут нет (разве что два человека сидит перед компьютером одновременно, никто, конечно, не отменял авторизацию вручную) есть только всякие проволочки с безопасностью. Я не думаю, что это касается бытового пользователя. Было бы круто, если бы я подошёл к одному компьютеру, нажал ctrl+C, компьютер опознаёт меня по телефону в кармане — информация «через пальцы попала мне в память», подошёл к своему компьютеру, ctrl+V.

Будьте осторожны

Иду, значит, по Ленина, на другой стороне улицы компания ребят — 3 человека. Дело было около Дворца Бракосочетаний. Идут ребята, шумят, как вдруг, впереди, в двух метрах от них, с крыши падает огромная глыбища снега и льда. Здоровенная. Такая свалится на голову — всё, приехали. Стоят эти трое, смотрят на сугроб перед собой, молчат, застопорились. Натурально вот так бесславно помереть могли. Вот прям там. Вот прям шли-шли, болтали, бац — умерли. Такая паранойя относительно крыш возникла. Сильно подействовало на меня.

Будьте осторожны.

Машине тяжело, человеку хорошо

Считаю, что машины работают недостаточно усердно. Есть замечательный принцип — «машине тяжело, человеку хорошо». Непонятно, почему человек должен сам вписывать хештеги, адреса доставки в интернет-магазинах, вспоминать логин и пароль, сражаться с параноидальными системами безопасности, где это неоправданно (привет Steam!) и так далее.

Я бы не был так самоуверен, чтобы считать свои мысли чрезмерно сложными для осмысления машиной. Общение в соц. сетях вывело на чистую воду всю, казалось бы, сложность человеческого общения. Скажем, в новостной ленте доминирует какой-то тренд: люди ссылаются на некую статью, цитируют какого-то одного человека, или может система прочухала, что некоторое количество людей твитит схожие слова из одного места — это не эфемерные материи, это точная информация, которую компьютер может запросто собирать, обрабатывать и вычислять некоторую закономерность.

Например, в городе Томске выборы императора Сибири. Очевидно, что если в этот день в постах или твитах люди активно ставят теги «Томск», «император», «Сибирь» и «выборы» — это тренд. На примере Твиттера мы видим — понимание «что сейчас тренд» не является сложностью для машины. То есть когда следующие люди будут писать что-то вроде «На выборах императора Сибири победил старшина Кировской волости!», система может понять — следует подставить в качестве тегов «выборы», «Томск» и «император». На ютубе есть зачатки этой модели, формы помогают тебе подписать своё видео. Это круто — машине тяжело, человеку хорошо (а машине, в общем-то, раз плюнуть). Не люблю и не ставлю хештеги: лень делать за машину её работу.

Геолокация вообще открывает компьютеру много чего о людях. Вот заказывает человек что-то в интернет магазине. Ладно, допустим, геолокация пока не может знать точный адрес нашего местоположения (что странно, не понимаю, что мешает). Но спрашивать человека страну, город и в какой валюте рассчитывать — зачем? Компьютер прекрасно может узнать это сам. Да, всегда есть исключения — заказ не на свой адрес или может иная для этой страны расчётная валюта — частности отбросим, всегда можно написать вручную (разумеется, система должна помнить наши правки, запоминать их для этого аккаунта и не ошибаться впредь).

У интерфейсных окошек всегда есть некое состояние по умолчанию — пока пользователь ещё не взаимодействовал с ними. Как правило, они пустые. Так почему бы не повысить полезное действие «состояния по умолчанию», вставив вместо пустоты догадки машины? Всё равно кликать туда, всё равно что-то вписывать.

Вот поиск людей во Вконтакте. С большой вероятностью мне нужен человек из России и из своего города. Вконтакту следует выставлять эти значения по умолчанию — если уж это и ошибка, в противном случае я всё равно бы выбирал с нуля. Простейшая функция, а существенно сократит взаимодействие с интерфейсом. Я не хочу взаимодействовать с интерфейсом, я хочу результат.

Системам, где важна сохранность персональных данных, стоит иметь два режима: «доверять системам защиты» (мой выбор) и «я параноик, хранящий гос. тайны в личных сообщениях». В первом случае раскрывается весь потенциал современных технологий: машина может узнавать нас по лицу и по голосу — всё как мы, люди, делаем — это не какая-то новая область восприятия. Зачем логин и пароль? Усы, лапы и хвост — вот мой логин и пароль.

К «виртуальному мне» должно быть прикреплено всё, что система может у меня спросить: моё имя, фамилия, адрес, телефон, имейл, что мне интересно и не нужно спамить и так далее. Это не что-то новое, не что-то сверхъестественное: я знаю всю эту информацию о своих знакомых, это конкретные данные, привязанные к именам и лицам. Ничего такого, чего машина не могла бы узнать сейчас.